Стас Волязловський. Лист паризькому другу. 2017. Папір, аплікація, фломастери, кулькові ручки

Автор роботи

Техніка: мішана

Матеріали: аплікація, кулькові ручки, папір, фломастери


Створено: 2017 р.

Опис роботи

авторський текст
«Письмо парижскому другу
Mon ami Maximilien, наконец-то решил Вам ответить.
Прошу покорнейше прощения за столь длительное молчание. Поверьте, на то были весьма весомые причины, в буквальном смысле лишившие меня возможности, а, по правде сказать, и желания…
Но не будем о этом. С моей стороны было бы совершенно неправдой сказать Вам, что времена мои, и не только мои, стали светлей. Скорее обратное. Но средь грозовых туч, уже не первый год покрывающих небо судьбы, мне данной, иногда возникают кратковременные просветы. Сегодня один из них. Возможно, это вызвано не тем, что Господь сжалился над жалким творением своим, подаривши ему луч живительного Солнца. Я склонен думать, что причиной тому скорее 4 по 0.5 таблетки Гидазепама, съеденные мной за утренним кофием. Маленькие меловые колесики способные превратить тьму в свет, хотя за моим окном сумерки, так как час довольно-таки вечерний и уже почти осенний ветер гонит падшую от летнего зноя листву…
Простите меня покорнейше за эти никчемные digression lyriques, так порой некстати появляющиеся по вине моего тонкого склада души и мышления. Хочу вернуться, Mon cher ami, к той теме, которую Вы подняли в Вашем прошлом le message ко мне, и на которое я, к своему стыду, не ответил, так как был занят всецело débat в общем чате Facebook на темы крайней неаккуратности, я бы даже сказал, manque de netteté, по выплате honoraires одной европейской институцией курирующей Биеннале, к которому я имел быть удовольствие причастным.
Только что на мой письменный стол упал занесенный дуновением природы пожухлый лист каштана.. Некоторое время я мял его в своих полустершихся руках. Полустершихся от многолетней трудовой жизни. Жизни, положенной на Священный Алтарь Современного Искусства. Печальный хруст мумифицированной частицы древесного покрова напоминает мне веселый хруст весьма приличной суммы новеньких европейских денег, которые я все же, в отличие от некоторых негодующих моих собратьев по искусству, тогда получил. Не без protection одной женщины мне в некотором роде intime… сведшей меня, что называется, tête-à-tête…
Как видите, меня постоянно уносит в сторону от главного к второстепенному, от тех непростых вопросов, которые, судя по всему, волнуют Вас, исходя из ранее посланного мне Вами.
Не скрою, что в прочитанном Вашем письме ко мне я вижу большую долю юношеского максимализма. Но рассуждения о рождении Нового Искусства, нежно взращиваемого Вами на сейсмических почвах Левых идей, меня не оставило равнодушным. Действительно, я не могу не согласиться с Вами, Mon jeune révolutionnaire, в том, что искусство стало совершеннейшим образом буржуазным.
Вечерами, сидя у камина, закрывши глаза, созерцаю простых, сильных, не растленных богемной жизнью и европейскими ценностями людей, в свете пещерного костра рисующих на холодных каменных стенах свою тяжелую и полную опасностей жизнь. Они грубы, и в этом прекрасны. А мы украли у них искусство, сделавши его привилегией кучки пресытившихся пожирателей.
Собственно, печаль моя еще в том, lointaine jeune ami, что (mon Dieu, сколь часто слово Искусство повторяется в нашей беседе) искусство несколько изменилось с тех пор как я имел удовольствие впервые увидеть Вас в PinchukArtCentre. Ебать его в рот, прости Господи и Вы, mon cher ami, как оно изменилось. Я бы даже выразился более vulgairement – Ебать мой хуй ментовской жопой, каким оно стало иным…
Конечно, в этой сегодняшней la forme искусства есть свой некий le côté positif, избавляющий le peintre от неустанного прикосновения кисти к холсту и лишающий резец le sculpteur противостояния мрамора. Дискурс и Медийность заменили прекрасные мазки Боттичелли и Веласкеса. Перформанс, удел жалких бродячих циркачей, стал искусством… Темы, такие, как мужеложство, ранее чуждые в прекрасном мире красок, теперь актуальны и даже Женщина, источник вдохновения великих наших предшественников… Дискурс, Переосмысление… Когда вы погружаете в свой изначально мужской анус (pardonne Maximilien, я имел в виду не Вас, это образно) анальный плаг, является ли это актом педерастии? Или же этим противоестественным природе европейским деянием вы просто помогаете женщине раскрепоститься от оков векового патриархата? Своим горящим разорванным каловыводящим отверстием, как путеводной звездой, указывая путь к светлым вершинам феминизма, на коих вы и она, взявшись за руки, равноправно увидите Новый Мир с новыми восторжествовавшими Ценностями… А живопись, как Вы писали мне – это буржуазно и не модно. Пляски с резиновым хуем в жопе на площадях при людях у Европе… Перформанс…

Признаться, Maximilien, я совсем запутался в этих вопросах, вызывающих, как Вы уже заметили, во мне грубость и смятение, несвойственные моему воспитанию и мировосприятию. В последнее время нервы не выдерживают напряженной работы мозга, в результате чего случилось совершенно неожиданное писание мною стихов народолюбческого характера:
От Буржуев Беды Вселенские – А от Бомжей тока Блохи Невьебенские! Простой народ весь в искусство ебио мать! – Блох ловить и талантливо им подковы на копыта надевать! Долой Буржуазное искусство и его заржавелые механизмы сбыта! Мы грантами тож самое возьмем ебать мои копыта!! Левый я сука! Левый! Правая рука от рисованья устает! дрочу Левой! Когда хуй по утрам встает!
И вот еще что, dear Maximilien … Начну как есть, все, как на духу, изложу, на понимание и сопереживание Ваше уповая. Потому как, и на волнующие меня темы, но из далека я начал, неудобство ощущая, если не сказать, конфуз, к главному приближаясь…
Очень сильно, Maximilien, нуждаюсь я в некой денежной сумме. Возможно, я и сам бы решил эту, так сказать, problème, но так вышло уж, что по недавней поездке в Европу, где я имел удовольствие представлять медийно –музыкальный проект по борьбе с гомофобией, так до сих пор и не выплатили валюту за творчество, пидарасы. Стыдно вспоминать (я краснею), но в тот раз, когда донорши из феминистического фонда, пообещав, но так и не перевели средства на реализацию моего проекта по отбиванию пенисов у античных статуй в Риме, и я порядком поиздержался на оптовую закупку молотов фирмы Bosch, Вы, mon cher ami, выручили меня. За что я вечно пред Вами в Долгу. В этой же теперешней ситуации, когда я снова нуждаюсь в вашей помощи, попытаюсь немного оправдать себя, хотя это тщетно. Но все же…
Отчасти из за того, что краски мирской жизни в рутине искусства моего как-то уже поблекли, виной тому, возможно, возраст и вся эта вышеупомянутая неразбериха с сегодняшним артрынком и искусством в целом… Одним словом, я как-то стал отдаляться духовно. Хотя – Вы знаете, Maximilien, мои атеистические взгляды… Но, тем не менее, духовность как-то поглотила меня до таких глубин, если не сказать низов, что, в конце концов, получив пару месяцев назад грант, предоставленный мне некоей ЛГБТ институцией на закупку 250 благотворительных баллонов вазелина для геев оккупированной Луганщины, я имел неосторожность снюхаться с одной настоятельницей местного монастырька, коррумпировавши ее грантовскими деньгами, тем самым заполучив круглосуточный доступ к девственной плоти невест Христовых, и теперь у них там эпидемия трипперка. И они, суки, на меня все окрысились неимоверно. К счастью, есть тут у меня близкий мне когда-то, со времен нашей юности безмятежной, старый гинеколог – трансвестит. Учитывая тот факт, что зрение давно оставило его, передвигается же он с трудом, по причине тучности тела, при этом то и дело роняя прямую кишку себе под ноги, я договорился о транспорте. Нужен авто, бензин и на антибиотики, обещанные мне оптом за пол цены, так как являются просроченными, но если сразу много за один раз, то обещали, что действие возымеют, а монашки молодые и выдержат.
О, как они молоды… Бутоны… Тугие бутоны, сорванные мной в монастырском саду! Пардон.
Maximilien ! Выручайте, друг! Храни Вас Господь!

Р. S . Мon cher ami Maximilien ! Позвольте мне узнать Ваше мнение по поводу вопроса, волнующего меня, как с творческой стороны, так и по неким другим критериям… Погружение анального плага в мужской анус может быть рассмотрено сугубо как акт педерастии или же это Единение Небесного и Земного в Божественном Акте Творчества? Возможно ли, что только Единение? Быть может – и Преобразование? Преобразование групп животной материи в создании Искусства…»

 

 

Коментар дослідника

Ця біографічна робота є останнім прижиттєво експонованим твором художника.

На роботі зображено аплікаційний портрет автора, а також вперше в його практиці текст не написано від руки, а надруковано на аркушах, та вклеєно. Текст, що стає формотворчим та смисловим центром конкретного твору, в гостро-іронічній манері відображає емоційний стан та сприйняття автором нинішньої художньої ситуації. Твір своєю назвою та структурою тексту відсилає до поезії Йосифа Бродського «Лист римському другові». Волязловський, слідом за Бродським, адресує листа вигаданому персонажу – Максиміліану.

Попри те, що робота формально належить до циклу «Стінгазети», композиційно вона не подібна до інших. Волязловський формує її, як сувій, що поступово оповідає історію від першогої особи, текст і зображення у творі набувають підпорядкування ілюстрацій тексту.